Суббота, 27.02.2021, 12:18
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Регистрация | Вход
ArtMasterStudio Кино и путешествия

Главная страница
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Июнь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Главная » 2015 » Июнь » 14 » Архипелаг Ко Чанг.
21:23
Архипелаг Ко Чанг.
Продолжая открывать новые горизонты в яхтинге, мы в этом году решили попробовать еще одно направление, появившееся пару лет назад на юго-востоке Таиланда. Здесь, на границе с Камбоджой, на острове Koh Chang (что означает на тайском "слон"), открылась небольшая база компании "Галф Чартер", предлагающая услуги по аренде катамаранов и яхт. Раньше они работали в Патайе, но там нет интересной акватории.А здесь - архипелаг примерно из 50 островов, многие необитаемы.


На самых крупных из них есть несколько, довольно экзотических курортных отелей.

Острова покрыты непроходимыми джунглями, и выбраться на берег можно только в тех местах, где есть песчаные пляжи. Как правило это там, где курорты. Яхтенной инфраструктуры нет вообще. Маяков нет, марин нет, мели отмечены не все, связываться по рации не с кем.

Это – автономка. Ушел на неделю - ни тебе топлива, ни воды в баки, ни зарядки в аккумуляторы. Стоянки только якорные. Продукты и лед кое-где можно купить. Других судов мало, в основном рыбаки. Мы провели там чуть больше недели и обошли весь архипелаг.


Мы сидели в кокпите, под тентом, стараясь не высовываться на солнце. Была жара и в руках у нас были еще холодные банки с местным пивом «Чанг».

- Что-то я не вижу здесь кранцев, - сказал я, заглянув в рундук.
- А зачем они тебе? К чему ты собрался приставать, к слону, который зайдет в воду, спасаясь от жары? Тут нет ни одной марины на сотни миль вокруг, – ответил Фил и развел руками горизонт. – Это не Средиземное море.
- А удлинитель для берегового питания?
- Некуда подключаться.
- А шланг для воды?
- ?
- А трап?
- Трап оставляй здесь, на борту он будет только место занимать. К рыбачьим мосткам не причаливай, при отливе окажешься на берегу.
- Рация то хоть есть?
- Есть, но лучше ей не пользоваться. Тут на канал только военные выходят, да и то на местном. Английского не знают, могут не так понять. Военные примут за цель, пираты за добычу… Лучше в эфир не выходи.
- И «16» канал?
- Только в крайнем случае. Все равно никто не услышит.
- То есть, связи нет.
- Я оставлю тебе мой телефон. Конечно, помочь не смогу, но хоть буду знать, где искать.

Он протянул мне мобильный, и я отчетливо представил себе, как на свой вызов услышу сообщение на незнакомом птичьем языке о том, что абонент недоступен.

- Хорошо. Может скажешь что с погодой?
- Северо-восточный муссон.

Я посмотрел на флюгер, потом на компас. Ветер дул ровно наоборот. С юго-запада. Фил отследил мои наблюдения и добавил:

- Но в этом сезоне, он что-то рано кончился. Возможно, подошел сезон дождей.
- Надо взглянуть на барометр, - предложил я.
- Барометра нет.
- Как же вы определяете погоду. Если надвигается шторм?


Фил посмотрел в сторону, откуда дул ветер, на облака и сказал:

- Шторм ты его и так увидишь. Быстрее, чем покажет барометр. Следи за большой темной тучей с наветренной стороны. Главное успеть убрать паруса, или хотя бы взять рифы. Кстати, грот убирается плохо, закрутка идет внахлест…
- Это все?
- Нет, капитан. Не хотел тебе говорить, но об этом лучше знать. Мы поставили новый движок, 56 лошадиных сил, машина зверь…. Но есть две проблемы, - он сделал паузу, мне она показалась слишком долгой. Потом повернул ключ в замке зажигания. Ничего не произошло.
- Во-первых, он не включается. Нужно не впадая в панику, повторить попытки несколько раз. – Он продемонстрировал это.
- Ну, беби, - сказал он, обращаясь к лодке,- ну давай же, видишь, капитан ждет…
- Сколько попыток нужно сделать?
- Зависит от того, сколько у тебя в запасе времени, скажем, до того как тебя снесет на камни. Обычно я укладываюсь в десятку. Главное не можем определить, в чем проблема. Ключ поворачивается, провода на месте, движок новый, топливо есть – загадка и все тут.

На десятой попытке, движок вдруг низко заурчал и Фил облегченно вздохнул.

- Вот видишь, тут главное не суетиться, - сказал он, и попытался дать малый газ. Однако сцепление не сработало, и рукоятка хода не сдвинулась с места.
– И еще: иногда не включается трансмиссия, то есть мотор работает, а ход не включается. Ни задний, ни передний. Зато тут причина известна и я тебе ее покажу. Это даже хорошо, что она сейчас застряла. Просто повезло!

Я сильного восторга не испытал, но полез за ним в заднюю каюту, где одна из панелей обшивки, была предусмотрительно снята. Пришлось лечь на спину и засунуть голову в душный отсек. Там в темноте проходили тяги и кулачки механизма передачи. Один из них застревает, встает в ступор, пояснил Фил. Нужно его отжать отверткой вот так, и сцепление сработает. Я представил себе, ту же операцию в шторм, при сильной качке и чувство, что нам везет, исчезло окончательно.

- Еще пива? – спросил он, когда мы выбрались наверх.
- Пожалуй, - сказал я. – А другой лодки нет?
- Откуда, Морган! Год назад здесь вообще никого не было, все только начинается.
- Сколько же ей лет?
- Я все ждал, когда ты спросишь, - улыбнулся Фил. - Она старая леди, ходила в Сингапуре, потом в чартере на Пхукете, пока Большой волной не накрыло, потом ее списали, а мы взяли, подлатали, такелаж новый, мотор…
- Ладно, уговорил, - сказал я, - давай еще по одной.

На пирсе появился таец с большой телегой, груженной канистрами с водой, вином, фруктами и кучей сумок. За спиной у него висела наша гитара, и он радостно улыбался. Я сделал ему знак грузиться, и он стал все перетаскивать на борт. Инструмент бережно отнес в кают-компанию. «Играешь?» – спросил я. В ответ он показал мне левую руку. Трех пальцев не было, видно их срезало снастью, ровно как по линии. «Синга – рыбак» сказал он и кивнул в море.


Пора было собираться.

Из бара, производя неоднозначное впечатление на окружающих, стала подтягиваться команда. В руках у боцмана помимо связки бананов была почти конченая бутылка рома. Матросы затянули пиратскую песню. Юнга дирижировал палочкой от коктейля. Старпом тоже был навеселе и крикнул еще с причала, размахивая купюрой:

- Ты знаешь, кто изображен у них на сотенной бумажке? Морган, ты не поверишь – Я!

Он оторвал от связки банан, откусил половину не чистя, вместе с кожурой и протянул мне новую сотню.
Провалиться мне на этом месте, но там был изображен старпом, в полупрофиль. Это всех здорово позабавило, а Фил почему-то спросил:

- А доктор у вас есть?
- Зачем нам доктор, - сказал бритый матрос в тельняшке, - у нас есть плотник.

Я не стал переводить, просто посмотрел на бутылку – вот мол наш доктор.

- Когда уходите? - спросил Фил.
- Через час, хотим дотянуть до Банг Бао, забрать еще одного чудака.
- ОКей, там на закате хорошая рыбалка.

Он выбрался на пирс и вразвалку пошел к навесу, где располагалась контора. Даже не спросил шкиперскую лицензию. А также документы других членов команды, аккуратно отпечатанные на цветном принтере еще в Москве.

- Эй, чертовы бездельники, разобрались по местам! Старпом, прикажите отдать концы, курс зюйд-зюйд-вест, по выходе из бухты - на Банг Бао. И поживей, если не хотите в темноте налететь на рифы, здесь их не подсвечивают, провалиться мне на самое дно!

Продолжение следует....

Архипелаг Ко Чанг

Часть 2.

Остров был совсем маленький, чуть больше мили в длину. В глубине, среди пальм, виднелась крыша пагоды да еще несколько хижин, еле заметных в буйной тропической зелени.

Жара навалилась такая, что ждать пока спустят лодку, не было никакого желания. Я нырнул с борта и погрузился в бирюзовые воды залива, прозрачные, с бликами солнца на песчаном дне. Якорь лежал, плотно зарывшись в песок, цепь вытянулась почти на всю длину, стайки рыб кружили вокруг корпуса.


Начинался отлив, и пришлось довольно долго грести, чтобы одолеть течение и добраться до песчаной косы, которая с яхты казалась совсем близко. Я даже устал, когда, наконец, выбрался на берег, где сразу пожалел о том, что ничего с собой не взял кроме плавок. В смысле денег.

Чуть правее, в тени наклонных кокосовых пальм расположился под навесом открытый бар, в виде округлой стойки, высоких деревянных пеньков – стульев и пары полок с классическим набором напитков. Но что особенно радовало глаз, так это кран разливного пива, весьма уместный в такую жару. Золотой, изогнутый, с зеленой бляхой «Чанг». За стойкой улыбалась прекрасная тайка цвета шоколада, но в тот момент даже столетняя старуха без передних зубов, показалась бы мне красавицей.

- Черт, - сказал я и улыбнулся как можно шире, - такая жара!

Миндалевидные глаза смотрели на меня, вряд ли понимая намек. Я кивнул на кран, рукой показал, как потянуть рычаг на себя и сел к стойке. Может, мне показалось (они вообще здесь не торопятся), но наливала она вечность. Наконец кружка оказалась у меня в руках, я погрузился в пену с носом, сделал большой глоток и сказал:

- Огромное спасибо, я ваш должник.
- На какой номер записать? – спросила она на английском.

Я хоть и не помнил номера своей каюты, может, их там вообще нет, надо посмотреть, решил, что капитанская в любом случае должна быть номер один и сказал, запишите на первый. Шоколадка исправно записала что-то в маленький блокнот, и я еще раз убедился, что этот мир не так уж плохо устроен.

Сзади, послышались шаги и тяжелое дыхание боцмана, он тоже приплыл вперед десанта и тоже увидел главное. Тут же спохватился, что не взял деньги, но я его успокоил и заказал: «Еще одну большую для моего друга, запишите на меня».

Через пять минут, вытащив лодку на песок, подвалила команда, кто поумней уже в одежде, с кошельками наперевес.

- Почем Чанг? Пора взлохматить судовую кассу, - неслось со всех сторон, но пришлось их остановить.
- Всем пива, дочка! На мой счет.
- Гуляешь, Морган?
- Нет, просто у меня здесь скидки…

Солнце уже клонилось к закату, а уходить не хотелось. Учитывая гостеприимство местного населения, решили остаться здесь до завтра, изучая блюда из крабов, осьминогов и диковинных рыб. Для чистоты эксперимента, запивали все это местным хитом - виски «Меконг», после которого многих срубило, не дав принять горизонтальное положение.


Кто-то успел бухнуться в гамак, заботливо повешенный между двумя пальмами, юнга прилег на теплом песке, где прилив вместо будильника, а остатки команды перевез не пьющий по убеждению матрос – по сути, самый надежный член экипажа.

На утро, осторожный стук по корпусу судна, разбудил тех, кто спал на палубе. Это местные, с трудом изъясняющиеся, рыбаки привезли рыбу и кокосы, которые мы возможно вчера заказали.

- Эй, Морган, они спрашивают «того, кто выше солнца», - перевел матрос.
- К черту! Скажи им, я еще сплю.
- А рыбу?..
- Рыбу прими, отдай боцману, пусть чистит…
- Его нет, он лежит на берегу, на солнцепеке. Еще пару часов и мы его потеряем.
- Так скажи, пусть везут его сюда.
- Они боятся.
- Проклятье, тогда привези его сам, он нам еще понадобится… Что за дьявольщина тут по утрам творится…


Наше плавание в юго-восточном направлении, от острова к острову продолжалось еще пару дней, а потом архипелаг кончился. На оконечности мыса, весь заросший лианами, угадывался единственный в округе маяк и похоже светился только по праздникам. Пограничный пост, состоящий из навеса на сваях и ржавого катера, не подавал признаков жизни. В бинокль удалось разглядеть тряпки цвета хаки развешенные на лафете единственного орудия, развернутого в сторону Камбоджи, да на шесте вместо флюгера, торчал полинявший и отупевший от жары попугай. Чуть дальше, в дымке маячили берега мало понятной республики, к которым нам настоятельно не рекомендовали приближаться. Иначе говоря, за границей последнего опорного пункта на мысе Ко Кут, никто не даст за жизнь вашу и рваной сто батовой бумажки. А когда мы все-таки обогнули мыс, войдя в нейтральные воды, и я собрался связаться с базой по мобильному, связь как это всегда и бывает – пропала. Отрубило и все тут. Да еще туча нарисовалась огромная, на закате, аккурат с подветренной стороны. И ветерок подгонял нас как раз туда, где меньше всего хотелось скоротать вечер, постоянно оглядываясь по сторонам. В маловразумительной лоции укромная бухта, в которой мы вынуждены были схорониться, по непонятным причинам отсутствовала. А вот люди в ней, как оказалось были и жизнь с наступлением темноты там вовсе не замирала.

Ничем не примечательная стоянка оказалась весьма популярной у морского братства. Несколько бараков на сваях, по всему служили перевалочной базой для местных браконьеров и контрабандистов, что промышляли в нейтральных водах пролива, иногда запуская худые желтые руки в чужие сети, а сети на чужую территорию, где рыбы погуще и крабы жирнее. И как только стемнело, их загруженные суда без опознавательных знаков вдруг из ниоткуда появились на фоне только что пустынного океана и стали стекаться в нашу бухту со всех сторон. Бесформенные, обвешанные снастями с включенными прожекторами они напоминали каких-то доисторических чудовищ, усатых каракатиц, спешащих к кормушке, на вечернюю трапезу. С обшарпанных бортов таращились сотни глаз, не понимая, что нужно нашему белому суденышку в их тесном гнезде.


Первые, уже причалившие к настилам на сваях, начали разгружаться. Из распахнутых люков ударил затхлый рыбный запах, загрохотали цепи и при свете фонарей вся добыча посыпалась в контейнеры, мешки, бочки, за исключением отходов, валившихся обратно в море. А над самым главным бараком врубилась музыка и замигали разноцветные лампочки. Хриплый женский голос затянул блюз под кораоке, и в распахнутые двери ржавого ангара повалила ночная смена. Жизнь несуществующего на картах портового дока забурлила, прерываемая шумом драки и пальбой, как и положено в нормальных портовых притонах.

Наконец, уже совсем в сумерках, от дока отчалил то ли понтон, то ли плот из бочек и направился к нам с десятком бойцов на борту. Подойдя на допустимое расстояние, они тормознулись и гортанный голос на ломаном английском разнесся над черной водой:

- Мое имя Сингха, кто вы такие?

Я надел фуражку, привстал и крикнул:

- Меня зовут капитан Морган. Хочешь со мной поговорить?

Наступила тишина. На лодке посовещались, спросили «вы немцы?» и, прокричав что-то вроде приглашения на праздник, поплыли обратно. Вряд ли они нас поняли, так же как и мы их, но от визита благоразумно отказались. Правда, пару раз мы с боцманом все же одевали выходные штаны, но, зацепившись за литровый Джемесон, так и не собрались. Пришлось ужинать на палубе, обсуждая, как еще далеко заведет нас погоня за приключениями.

Всю ночь ревела дискотека. Пол шестого они угомонились, в шесть пришли другие суда, на этот раз с ночной смены и в семь врубили музон и все началось по новой. У ребят не было разницы между днем или ночью, жизнь была разбита по сменам, первая сменяла вторую, и все повторялось. Мы не могли себе этого позволить, и пришлось сниматься с якоря не завтракая, поскольку времени на обратную дорогу почти не осталось.

Капитан Морган.

Владимир Бестугин
Просмотров: 798 | Добавил: morgan | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2021Бесплатный конструктор сайтов - uCoz